Шаблоны Joomla 3 здесь: http://www.joomla3x.ru/joomla3-templates.html

Цитаты из творчества А. Камю.

   

Абсурдно, что мы рождаемся, и абсурдно, что мы умираем.

        Абсурд рождается из столкновения человеческого разума и безрассудного молчания мира.

        Вера в смысл жизни всегда предполагает шкалу ценностей, выбор, предпочтение. Вера в абсурд, по определению, учит нас прямо противоположному.

        Человек изгнан навек, ибо лишён и памяти об утраченном отечестве, и надежды на землю обетованную. Собственно говоря, чувство абсурдности и есть этот разлад между человеком и его жизнью, актёром и декорациями. Все когда-либо помышлявшие о самоубийстве люди сразу признaют наличие прямой связи между этим чувством и тягой к небытию.

    Я не понимаю уникального смысла мира, а потому он для меня безмерно иррационален.

        Если абсурд и существует, то лишь во вселенной человека.

    Исключение требования ясности ведёт к исчезновению абсурда.

    ...абсурд не в человеке и не в мире, но в их совместном присутствии.

    Из бессмысленности, абсурдности бытия ещё не следует бессмысленность человеческого существования, так же как из того, что Бога нет, ещё не следует, что нет никакой морали.

    Оправдание абсурдного мира может быть только эстетическим.

        Гений - это ум, знающий свои пределы.

    Время страшит нас своей доказательностью, неумолимостью своих расчётов, на все прекрасные рассуждения о душе мы получали от него убедительные доказательства противоположного.

    Настоящая щедрость по отношению к будущему заключается в том, чтобы все отдавать настоящему.

        Щедрость по отношению к будущему - это умение отдавать все, что связано с настоящим.

        Время идет медленно, когда за ним следишь… оно чувствует слежку. Но оно пользуется нашей рассеянностью. Возможно даже, что существует два времени: то, за которым следим, и то, которое нас преобразует.

    У нас нет времени, чтобы стать самим собой. Его хватает лишь на то, чтобы быть счастливым.

    Если вы закоренели в своем отчаянии, поступайте так, как если бы вы не утратили надежды, – или убейте себя. Страдание не дает никаких прав.

    Привычка к отчаянию куда хуже, чем само отчаяние.

    Не быть любимым - это всего лишь неудача, не любить - вот несчастье.

        Если людям, снедаемым глубокой тоской, улыбается счастье, они не умеют скрыть этого: они набрасываются на счастье, словно хотят сжать его в объятиях и задушить из ревности.

    Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?

        ...без несовершенства неощутимо и счастье!

    Потребность счастья кажется мне самым благородным стремлением человеческого сердца.

    ...связью с людьми мы обязаны лишь своим собственным усилиям: стоит перестать писать или говорить, стоит обособиться, и толпа людей вокруг вас растает; понимаем, что большая часть этих людей на самом деле готовы отвернуться от нас (не из злобы, а лишь из равнодушия), а остальные всегда оставляют за собой право переключить свое внимание на что-нибудь другое; в эти дни мы понимаем, сколько совпадений, сколько случайностей необходимы для рождения того, что называют любовью или дружбой, и тогда мир снова погружается во мрак, а мы – в тот лютый холод, от которого нас ненадолго укрыла человеческая нежность.

    Человек не только общественное существо. По крайней мере, он властен над своей смертью. Мы созданы, чтобы жить бок о бок с другими. Но умираем мы по-настоящему только для себя.

    Великий вопрос жизни - как жить среди людей?

    Человек - животное религиозное.

        Время страшит нас своей доказательностью, неумолимостью своих расчётов, на все прекрасные рассуждения о душе мы получали от него убедительные доказательства противоположного.

    Чего стоит человек? Что такое человек? После того, что я видел, у меня до конца жизни не исчезнет по отношению к нему недоверие и всеобъемлющая тревога.

        Для того, чтобы мысль преобразила мир, нужно, чтобы она сначала преобразила жизнь своего творца.

    Человек чувствует себя одиноким, когда он окружен трусами.

        Для большинства людей война означает конец одиночества. Для меня она - окончательное одиночество.

    Воля — то же одиночество.

        Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?

   Человек - единственное существо, которое отказывается быть тем, что оно есть.

        Чего стоит человек? Что такое человек? После того, что я видел, у меня до конца жизни не исчезнет по отношению к нему недоверие и всеобъемлющая тревога.

    Там, где одни видели абстракцию, другие видели истину.

        Мир прекрасен, и вне его нет спасения.

        Быть язычником для себя, христианином для других - к этому инстинктивно склоняется всякий человек.

    Без греховного начала человек не смог бы жить, а без святого жил бы припеваючи. Бессмертие - идея бесперспективная.

Зло, существующее в мире, почти всегда результат невежества, и любая добрая воля может причинить столько же ущерба, что и злая, если только эта добрая воля недостаточно просвещена.

Человек изгнан навек, ибо лишён и памяти об утраченном отечестве, и надежды на землю обетованную. Собственно говоря, чувство абсурдности и есть этот разлад между человеком и его жизнью, актёром и декорациями. Все когда-либо помышлявшие о самоубийстве люди сразу признaют наличие прямой связи между этим чувством и тягой к небытию.

Человек не станет свободным, пока не преодолеет страха смерти. Но не с помощью самоубийства. Нельзя преодолеть, сдавшись. Суметь умереть, глядя смерти в глаза, без горечи.

Смерть сообщает новую форму любви - а равно и жизни, она превращает любовь в Судьбу.

Неизбежно только одно - смерть, всего остального можно избежать. Во временном пространстве, которое отделяет рождение от смерти, нет ничего предопределенного: все можно изменить и можно даже прекратить войну и жить в мире, если желать этого как следует - очень сильно и долго.

Есть только лишь одна по-настоящему философская проблема – проблема самоубийства. Решить, стоит ли жизнь того, чтобы ее прожить, значит ответить на фундаментальный вопрос философии.

Единственная свобода, которую можно противопоставить свободе убивать, — это свобода умереть, то есть освободиться от страха смерти и найти этому несчастному случаю место в природе.

В смерти игра и героизм обретают свой подлинный смысл.

Без отчаяния к жизни нет и любви к жизни.

    Без греховного начала человек не смог бы жить, а без святого жил бы припеваючи. Бессмертие - идея бесперспективная.

    Вечное возвращение предполагает примирение со страданием.

        Не ждите Страшного суда. Он происходит каждый день.

    Человеческое сердце обладает досадной склонностью именовать судьбой только то, что его сокрушает.

    Этот мир лишён смысла, и тот, кто осознал это, обретает свободу.

    Политики не сознают, насколько равенство враждебно свободе. В Греции были свободные люди, потому что были рабы.

        Отдаваться может лишь тот, кто владеет собой. Бывает, что отдаются, чтобы избавиться от собственного ничтожества. Дать можно только то, что имеешь. Стать хозяином самому себе - и лишь после этого сдаться.

    Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. В этом ее удобство.

    Ничто так не воодушевляет, как сознание собственного безнадежного положения.

     Лучше быть свободным бедняком, чем богатым невольником. Конечно, люди хотят быть и богатыми и свободными - и из-за этого подчас становятся бедными рабами.

    Единственная свобода, которую можно противопоставить свободе убивать, — это свобода умереть, то есть освободиться от страха смерти и найти этому несчастному случаю место в природе.

    Воля — то же одиночество.

    Свободен тот, кто может не лгать.

    Свобода - это, в первую очередь, не привилегии, а обязанности.

    Я не понимаю уникального смысла мира, а потому он для меня безмерно иррационален.

   

        Я никогда не мог до конца поверить, что дела, заполняющие человеческую жизнь, - это нечто серьезное. В чем состоит действительно "серьезное", я не знал, но то, что я видел вокруг, казалось мне просто игрой - то забавной, то надоедливой и скучной.

        Вера в смысл жизни всегда предполагает шкалу ценностей, выбор, предпочтение. Вера в абсурд, по определению, учит нас прямо противоположному.

        Этот мир лишён смысла, и тот, кто осознал это, обретает свободу.

        В жизни должна быть любовь — одна великая любовь за всю жизнь, это оправдывает беспричинные приступы отчаяния, которым мы подвержены.

    ...существует на свете нечто, к чему нужно стремиться всегда и что иногда даётся в руки, и это нечто - человеческая нежность.

       Из бессмысленности, абсурдности бытия ещё не следует бессмысленность человеческого существования, так же как из того, что Бога нет, ещё не следует, что нет никакой морали.

        Не ждите Страшного суда. Он происходит каждый день.

        Я видел, как много людей умирает потому, что жизнь для них больше не стоила того, чтобы жить. Из этого я делаю вывод, что вопрос о смысле жизни – самый насущный.

   

    Абсурдно, что мы рождаемся, и абсурдно, что мы умираем.

        Абсурд рождается из столкновения человеческого разума и безрассудного молчания мира.

        Вера в смысл жизни всегда предполагает шкалу ценностей, выбор, предпочтение. Вера в абсурд, по определению, учит нас прямо противоположному.

        Человек изгнан навек, ибо лишён и памяти об утраченном отечестве, и надежды на землю обетованную. Собственно говоря, чувство абсурдности и есть этот разлад между человеком и его жизнью, актёром и декорациями. Все когда-либо помышлявшие о самоубийстве люди сразу признaют наличие прямой связи между этим чувством и тягой к небытию.

    Я не понимаю уникального смысла мира, а потому он для меня безмерно иррационален.

        Если абсурд и существует, то лишь во вселенной человека.

    Исключение требования ясности ведёт к исчезновению абсурда.

    ...абсурд не в человеке и не в мире, но в их совместном присутствии.

    Из бессмысленности, абсурдности бытия ещё не следует бессмысленность человеческого существования, так же как из того, что Бога нет, ещё не следует, что нет никакой морали.

    Оправдание абсурдного мира может быть только эстетическим.

        Гений - это ум, знающий свои пределы.

    Время страшит нас своей доказательностью, неумолимостью своих расчётов, на все прекрасные рассуждения о душе мы получали от него убедительные доказательства противоположного.

    Настоящая щедрость по отношению к будущему заключается в том, чтобы все отдавать настоящему.

        Щедрость по отношению к будущему - это умение отдавать все, что связано с настоящим.

        Время идет медленно, когда за ним следишь… оно чувствует слежку. Но оно пользуется нашей рассеянностью. Возможно даже, что существует два времени: то, за которым следим, и то, которое нас преобразует.

    У нас нет времени, чтобы стать самим собой. Его хватает лишь на то, чтобы быть счастливым.

    Если вы закоренели в своем отчаянии, поступайте так, как если бы вы не утратили надежды, – или убейте себя. Страдание не дает никаких прав.

    Привычка к отчаянию куда хуже, чем само отчаяние.

    Не быть любимым - это всего лишь неудача, не любить - вот несчастье.

        Если людям, снедаемым глубокой тоской, улыбается счастье, они не умеют скрыть этого: они набрасываются на счастье, словно хотят сжать его в объятиях и задушить из ревности.

    Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?

        ...без несовершенства неощутимо и счастье!

    Потребность счастья кажется мне самым благородным стремлением человеческого сердца.

    ...связью с людьми мы обязаны лишь своим собственным усилиям: стоит перестать писать или говорить, стоит обособиться, и толпа людей вокруг вас растает; понимаем, что большая часть этих людей на самом деле готовы отвернуться от нас (не из злобы, а лишь из равнодушия), а остальные всегда оставляют за собой право переключить свое внимание на что-нибудь другое; в эти дни мы понимаем, сколько совпадений, сколько случайностей необходимы для рождения того, что называют любовью или дружбой, и тогда мир снова погружается во мрак, а мы – в тот лютый холод, от которого нас ненадолго укрыла человеческая нежность.

    Человек не только общественное существо. По крайней мере, он властен над своей смертью. Мы созданы, чтобы жить бок о бок с другими. Но умираем мы по-настоящему только для себя.

    Великий вопрос жизни - как жить среди людей?

    Человек - животное религиозное.

        Время страшит нас своей доказательностью, неумолимостью своих расчётов, на все прекрасные рассуждения о душе мы получали от него убедительные доказательства противоположного.

    Чего стоит человек? Что такое человек? После того, что я видел, у меня до конца жизни не исчезнет по отношению к нему недоверие и всеобъемлющая тревога.

        Для того, чтобы мысль преобразила мир, нужно, чтобы она сначала преобразила жизнь своего творца.

    Человек чувствует себя одиноким, когда он окружен трусами.

        Для большинства людей война означает конец одиночества. Для меня она - окончательное одиночество.

    Воля — то же одиночество.

        Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?

   Человек - единственное существо, которое отказывается быть тем, что оно есть.

        Чего стоит человек? Что такое человек? После того, что я видел, у меня до конца жизни не исчезнет по отношению к нему недоверие и всеобъемлющая тревога.

    Там, где одни видели абстракцию, другие видели истину.

        Мир прекрасен, и вне его нет спасения.

        Быть язычником для себя, христианином для других - к этому инстинктивно склоняется всякий человек.

    Без греховного начала человек не смог бы жить, а без святого жил бы припеваючи. Бессмертие - идея бесперспективная.

Зло, существующее в мире, почти всегда результат невежества, и любая добрая воля может причинить столько же ущерба, что и злая, если только эта добрая воля недостаточно просвещена.

Человек изгнан навек, ибо лишён и памяти об утраченном отечестве, и надежды на землю обетованную. Собственно говоря, чувство абсурдности и есть этот разлад между человеком и его жизнью, актёром и декорациями. Все когда-либо помышлявшие о самоубийстве люди сразу признaют наличие прямой связи между этим чувством и тягой к небытию.

Человек не станет свободным, пока не преодолеет страха смерти. Но не с помощью самоубийства. Нельзя преодолеть, сдавшись. Суметь умереть, глядя смерти в глаза, без горечи.

Смерть сообщает новую форму любви - а равно и жизни, она превращает любовь в Судьбу.

Неизбежно только одно - смерть, всего остального можно избежать. Во временном пространстве, которое отделяет рождение от смерти, нет ничего предопределенного: все можно изменить и можно даже прекратить войну и жить в мире, если желать этого как следует - очень сильно и долго.

Есть только лишь одна по-настоящему философская проблема – проблема самоубийства. Решить, стоит ли жизнь того, чтобы ее прожить, значит ответить на фундаментальный вопрос философии.

Единственная свобода, которую можно противопоставить свободе убивать, — это свобода умереть, то есть освободиться от страха смерти и найти этому несчастному случаю место в природе.

В смерти игра и героизм обретают свой подлинный смысл.

Без отчаяния к жизни нет и любви к жизни.

    Без греховного начала человек не смог бы жить, а без святого жил бы припеваючи. Бессмертие - идея бесперспективная.

    Вечное возвращение предполагает примирение со страданием.

        Не ждите Страшного суда. Он происходит каждый день.

    Человеческое сердце обладает досадной склонностью именовать судьбой только то, что его сокрушает.

    Этот мир лишён смысла, и тот, кто осознал это, обретает свободу.

    Политики не сознают, насколько равенство враждебно свободе. В Греции были свободные люди, потому что были рабы.

        Отдаваться может лишь тот, кто владеет собой. Бывает, что отдаются, чтобы избавиться от собственного ничтожества. Дать можно только то, что имеешь. Стать хозяином самому себе - и лишь после этого сдаться.

    Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. В этом ее удобство.

    Ничто так не воодушевляет, как сознание собственного безнадежного положения.

     Лучше быть свободным бедняком, чем богатым невольником. Конечно, люди хотят быть и богатыми и свободными - и из-за этого подчас становятся бедными рабами.

    Единственная свобода, которую можно противопоставить свободе убивать, — это свобода умереть, то есть освободиться от страха смерти и найти этому несчастному случаю место в природе.

    Воля — то же одиночество.

    Свободен тот, кто может не лгать.

    Свобода - это, в первую очередь, не привилегии, а обязанности.

    Я не понимаю уникального смысла мира, а потому он для меня безмерно иррационален.

   

        Я никогда не мог до конца поверить, что дела, заполняющие человеческую жизнь, - это нечто серьезное. В чем состоит действительно "серьезное", я не знал, но то, что я видел вокруг, казалось мне просто игрой - то забавной, то надоедливой и скучной.

        Вера в смысл жизни всегда предполагает шкалу ценностей, выбор, предпочтение. Вера в абсурд, по определению, учит нас прямо противоположному.

        Этот мир лишён смысла, и тот, кто осознал это, обретает свободу.

        В жизни должна быть любовь — одна великая любовь за всю жизнь, это оправдывает беспричинные приступы отчаяния, которым мы подвержены.

    ...существует на свете нечто, к чему нужно стремиться всегда и что иногда даётся в руки, и это нечто - человеческая нежность.

       Из бессмысленности, абсурдности бытия ещё не следует бессмысленность человеческого существования, так же как из того, что Бога нет, ещё не следует, что нет никакой морали.

        Не ждите Страшного суда. Он происходит каждый день.

        Я видел, как много людей умирает потому, что жизнь для них больше не стоила того, чтобы жить. Из этого я делаю вывод, что вопрос о смысле жизни – самый насущный.

   

    Абсурдно, что мы рождаемся, и абсурдно, что мы умираем.

        Абсурд рождается из столкновения человеческого разума и безрассудного молчания мира.

        Вера в смысл жизни всегда предполагает шкалу ценностей, выбор, предпочтение. Вера в абсурд, по определению, учит нас прямо противоположному.

        Человек изгнан навек, ибо лишён и памяти об утраченном отечестве, и надежды на землю обетованную. Собственно говоря, чувство абсурдности и есть этот разлад между человеком и его жизнью, актёром и декорациями. Все когда-либо помышлявшие о самоубийстве люди сразу признaют наличие прямой связи между этим чувством и тягой к небытию.

    Я не понимаю уникального смысла мира, а потому он для меня безмерно иррационален.

        Если абсурд и существует, то лишь во вселенной человека.

    Исключение требования ясности ведёт к исчезновению абсурда.

    ...абсурд не в человеке и не в мире, но в их совместном присутствии.

    Из бессмысленности, абсурдности бытия ещё не следует бессмысленность человеческого существования, так же как из того, что Бога нет, ещё не следует, что нет никакой морали.

    Оправдание абсурдного мира может быть только эстетическим.

        Гений - это ум, знающий свои пределы.

    Время страшит нас своей доказательностью, неумолимостью своих расчётов, на все прекрасные рассуждения о душе мы получали от него убедительные доказательства противоположного.

    Настоящая щедрость по отношению к будущему заключается в том, чтобы все отдавать настоящему.

        Щедрость по отношению к будущему - это умение отдавать все, что связано с настоящим.

        Время идет медленно, когда за ним следишь… оно чувствует слежку. Но оно пользуется нашей рассеянностью. Возможно даже, что существует два времени: то, за которым следим, и то, которое нас преобразует.

    У нас нет времени, чтобы стать самим собой. Его хватает лишь на то, чтобы быть счастливым.

    Если вы закоренели в своем отчаянии, поступайте так, как если бы вы не утратили надежды, – или убейте себя. Страдание не дает никаких прав.

    Привычка к отчаянию куда хуже, чем само отчаяние.

    Не быть любимым - это всего лишь неудача, не любить - вот несчастье.

        Если людям, снедаемым глубокой тоской, улыбается счастье, они не умеют скрыть этого: они набрасываются на счастье, словно хотят сжать его в объятиях и задушить из ревности.

    Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?

        ...без несовершенства неощутимо и счастье!

    Потребность счастья кажется мне самым благородным стремлением человеческого сердца.

    ...связью с людьми мы обязаны лишь своим собственным усилиям: стоит перестать писать или говорить, стоит обособиться, и толпа людей вокруг вас растает; понимаем, что большая часть этих людей на самом деле готовы отвернуться от нас (не из злобы, а лишь из равнодушия), а остальные всегда оставляют за собой право переключить свое внимание на что-нибудь другое; в эти дни мы понимаем, сколько совпадений, сколько случайностей необходимы для рождения того, что называют любовью или дружбой, и тогда мир снова погружается во мрак, а мы – в тот лютый холод, от которого нас ненадолго укрыла человеческая нежность.

    Человек не только общественное существо. По крайней мере, он властен над своей смертью. Мы созданы, чтобы жить бок о бок с другими. Но умираем мы по-настоящему только для себя.

    Великий вопрос жизни - как жить среди людей?

    Человек - животное религиозное.

        Время страшит нас своей доказательностью, неумолимостью своих расчётов, на все прекрасные рассуждения о душе мы получали от него убедительные доказательства противоположного.

    Чего стоит человек? Что такое человек? После того, что я видел, у меня до конца жизни не исчезнет по отношению к нему недоверие и всеобъемлющая тревога.

        Для того, чтобы мысль преобразила мир, нужно, чтобы она сначала преобразила жизнь своего творца.

    Человек чувствует себя одиноким, когда он окружен трусами.

        Для большинства людей война означает конец одиночества. Для меня она - окончательное одиночество.

    Воля — то же одиночество.

        Важный вопрос, который следует разрешить "на практике": можно ли быть счастливым и одиноким?

   Человек - единственное существо, которое отказывается быть тем, что оно есть.

        Чего стоит человек? Что такое человек? После того, что я видел, у меня до конца жизни не исчезнет по отношению к нему недоверие и всеобъемлющая тревога.

    Там, где одни видели абстракцию, другие видели истину.

        Мир прекрасен, и вне его нет спасения.

        Быть язычником для себя, христианином для других - к этому инстинктивно склоняется всякий человек.

    Без греховного начала человек не смог бы жить, а без святого жил бы припеваючи. Бессмертие - идея бесперспективная.

Зло, существующее в мире, почти всегда результат невежества, и любая добрая воля может причинить столько же ущерба, что и злая, если только эта добрая воля недостаточно просвещена.

Человек изгнан навек, ибо лишён и памяти об утраченном отечестве, и надежды на землю обетованную. Собственно говоря, чувство абсурдности и есть этот разлад между человеком и его жизнью, актёром и декорациями. Все когда-либо помышлявшие о самоубийстве люди сразу признaют наличие прямой связи между этим чувством и тягой к небытию.

Человек не станет свободным, пока не преодолеет страха смерти. Но не с помощью самоубийства. Нельзя преодолеть, сдавшись. Суметь умереть, глядя смерти в глаза, без горечи.

Смерть сообщает новую форму любви - а равно и жизни, она превращает любовь в Судьбу.

Неизбежно только одно - смерть, всего остального можно избежать. Во временном пространстве, которое отделяет рождение от смерти, нет ничего предопределенного: все можно изменить и можно даже прекратить войну и жить в мире, если желать этого как следует - очень сильно и долго.

Есть только лишь одна по-настоящему философская проблема – проблема самоубийства. Решить, стоит ли жизнь того, чтобы ее прожить, значит ответить на фундаментальный вопрос философии.

Единственная свобода, которую можно противопоставить свободе убивать, — это свобода умереть, то есть освободиться от страха смерти и найти этому несчастному случаю место в природе.

В смерти игра и героизм обретают свой подлинный смысл.

Без отчаяния к жизни нет и любви к жизни.

    Без греховного начала человек не смог бы жить, а без святого жил бы припеваючи. Бессмертие - идея бесперспективная.

    Вечное возвращение предполагает примирение со страданием.

        Не ждите Страшного суда. Он происходит каждый день.

    Человеческое сердце обладает досадной склонностью именовать судьбой только то, что его сокрушает.

    Этот мир лишён смысла, и тот, кто осознал это, обретает свободу.

    Политики не сознают, насколько равенство враждебно свободе. В Греции были свободные люди, потому что были рабы.

        Отдаваться может лишь тот, кто владеет собой. Бывает, что отдаются, чтобы избавиться от собственного ничтожества. Дать можно только то, что имеешь. Стать хозяином самому себе - и лишь после этого сдаться.

    Ответственность перед историей освобождает от ответственности перед людьми. В этом ее удобство.

    Ничто так не воодушевляет, как сознание собственного безнадежного положения.

     Лучше быть свободным бедняком, чем богатым невольником. Конечно, люди хотят быть и богатыми и свободными - и из-за этого подчас становятся бедными рабами.

    Единственная свобода, которую можно противопоставить свободе убивать, — это свобода умереть, то есть освободиться от страха смерти и найти этому несчастному случаю место в природе.

    Воля — то же одиночество.

    Свободен тот, кто может не лгать.

    Свобода - это, в первую очередь, не привилегии, а обязанности.

    Я не понимаю уникального смысла мира, а потому он для меня безмерно иррационален.

   

        Я никогда не мог до конца поверить, что дела, заполняющие человеческую жизнь, - это нечто серьезное. В чем состоит действительно "серьезное", я не знал, но то, что я видел вокруг, казалось мне просто игрой - то забавной, то надоедливой и скучной.

        Вера в смысл жизни всегда предполагает шкалу ценностей, выбор, предпочтение. Вера в абсурд, по определению, учит нас прямо противоположному.

        Этот мир лишён смысла, и тот, кто осознал это, обретает свободу.

        В жизни должна быть любовь — одна великая любовь за всю жизнь, это оправдывает беспричинные приступы отчаяния, которым мы подвержены.

    ...существует на свете нечто, к чему нужно стремиться всегда и что иногда даётся в руки, и это нечто - человеческая нежность.

       Из бессмысленности, абсурдности бытия ещё не следует бессмысленность человеческого существования, так же как из того, что Бога нет, ещё не следует, что нет никакой морали.

        Не ждите Страшного суда. Он происходит каждый день.

        Я видел, как много людей умирает потому, что жизнь для них больше не стоила того, чтобы жить. Из этого я делаю вывод, что вопрос о смысле жизни – самый насущный.

   

2017  Юрий Бессмертный